Тема: Схема мтз 28.1 кпп в картинках


Это было то, чего так опасался Щорс, что заставило его бросить Схему мтз и мчаться к Боженко, не теряя ни минуты. — Я люблю тебя, батько, — ответил Щорс, подойдя к старику и выдерживая его взгляд, полный отчаяния и гнева. — Но если уж так, мои богунцы уничтожат твою бригаду, а я убью тебя тут же на месте. И сам погибну, и пусть тогда гибнет к чертовой матери все и проваливается весь мир! Боженко 'снова закрылся буркой и, отвернувпгась к стене, тяжело застонал. Горестные мысли томили душу старика: "Микола, Микола!.. И где у него спрятана сила невероятной этой отдачи? Худой, больной, бессонный и бесстрашный, без минуты покоя, без Схемы мтз 28.1 кпп в картинках, непьющий, мальчик с бородой для широких буйных масс. Убьет, конечно, убьет и бригаду уничтожит, а себя уничтожит бомбой. Ах, не выйдет с Киевом, пропала матка ни за что..." Но вот открылась Схемы мтз и в комнату тпхо вошел Нещадименко. Сообщив что-то шепотом, он шередал Щорсу старинную саблю в богатой золотой оправе. Взяв саблю в обе Схемы мтз 28.1 кпп в картинках, как берут в торжественных случаях хлеб-соль на блюде, Щорс подошел к Боженке и вытянулся: — Славный боец революции, командир знаменитой Таращанской бригады, батько Боженко!—сказал он громко и торжественно. — Рабочий класс Украины и России вместе с правительством и партией выражает тебе глубокое сочувствие в твоем личном горе. Рабочий класс верит, что революционные цели у тебя всегда будут торжествовать над личными, и гордится тобою. Боженко выглянул из-под бурки и, пораженный неожиданностью, быстро сел. Широко раскрытыми, заплаканными глазами смотрел он на Щорса. Словно животворящий дождь на высохшее поле, лились на него гордые слова молодого друга: — Трудящиеся бедные крестьяне и рабочие ждут от тебя побед, и только побед. Помни, батько, что наши имена уже вписаны в историю человечества золотыми буквами. Прими же от рабочих всего .мира в подарок на память вот этот золотой меч с надписью. — Ох, и сукин же ты сьгн, Микола, — всхлипнул Боженко, взявши меч с какой-то детской радостью. Никто не крикнул обычного ура, и пи одна удалая шапка не полетела вверх, как всегда. Но тем не менее даже в этом трубном голосе звучали нотки нежности, жалости и тепла: — Сыночки!


Количество пользователей, читающих эту тему: 4

1 зарегистрированных, 3 гостей

Онлайн: Jarvis