Тема: Руководство по эксплуатацииремонту ix35


Боженко выглянул из-под бурки и, пораженный неожиданностью, быстро сел. Широко раскрытыми, заплаканными глазами смотрел он на Щорса. Словно животворящий дождь на высохшее Руководство по эксплуатацииремонту ix35, лились на него гордые слова молодого друга: — Трудящиеся бедные крестьяне и рабочие ждут от тебя побед, и только побед. Помни, батько, что наши имена уже вписаны в историю по эксплуатацииремонту золотыми буквами. Прими же от рабочих всего .мира в подарок на память вот этот золотой меч с надписью. — Ох, и сукин же ты сьгн, Микола, — всхлипнул Боженко, взявши меч с какой-то детской радостью. Никто не крикнул обычного ура, и пи одна удалая шапка не полетела вверх, как всегда. Но тем не менее даже в этом трубном голосе звучали нотки нежности, жалости и тепла: — Сыночки! Некому уже вас ни чаем угощать, ни вареньем баловать, ни сорочки прать, ни дырки латать! Що ж будем робыты, хлопцы, сироты вы мои, сиромахи? — гукнул вдруг батько так, что площадь задрожала от этого гука. И когда были даны последние распоряжения, Боженко, как и всегда, закончил свою речь напутствием: — Колы возьмете Здолбуново, братцы, и уничтожите Петлюру, не забудьте сказать жителям: граждане, великодушно извините, что вынуждены были дать бой. — А колы Петлюра втече в Польшу, так вы не стесняйтесь и прямо... Боженко замахнулся саблей, но, почувствовав легкое прикосновение Щорса к локтю, закончил свою речь более дипломатично: — ...Прямо на кордоне станьте, и чтоб птица не пролетела. Словно подхваченные горячею бурей, взвились на дыбы командирские кони. Таращанцы двинулись в поход: Ой на гор1 та женщ жпуть, Ой на гор1 та женц1 жнуть, А пошд горою, яром-долиною Козаки йдуть, Гей, долиною, гей, широкою Козаки йдуть... Только отдельные всадники неслись в ней дивными силуэтами вдогонку бригаде. Погуляем теперь в просторах своего сердца и, минуя многие города и села и старые многосотлетште курганы, перенесемся в Дубно на Волыни. На вокзале, в километре от старинного боевища, откуда грандиозная душа Гоголя вознесла когда-то окровавленную душу запорожца Кукубенка к самому божьему престолу, на дубненском полуразрушенном вокзале, в салон-вагоне у окна сидел Боженко.


Количество пользователей, читающих эту тему: 4

1 зарегистрированных, 3 гостей

Онлайн: Justin