Тема: Arcsoft totalmedia 3.5 rus


Вы говорите, что фильм бессюжетный, а потому пустой и неинтересный, и сами же заявляете, что увлекаетесь Arcsoft отдельным кадром и не замечаете, что нет сюжета, лучшей похвалы вы мне сделать не могли. Редактор заявляет, что он против картины, потому что увлекается каждым отдельным кадром, а сюжета нет. Я считаю такое утверждение по меньшей мере наивным с точки зрения профессиональной. При этом же товарищ редактор советует товарищам не увлекаться — я увлекся, а вам не советую. Почему нет в картине всех Arcsoft totalmedia 3.5 rus политических моментов, о которых товарищ редактор говорил? Их нет — правильно, и если бы Arcsoft totalmedia редактор мог их дать, я Arcsoft totalmedia 3.5 rus бы очень рад, но это была бы картина другого порядка. Я Arcsoft totalmedia 3.5 rus, что на сегодня нельзя давать исторической хроники, потому что она требует исторической Arcsoft totalmedia лиц, а если подавать историче¬ ские лица, то в них не поверят, как никто не верит сейчас в образ Ленина, поданный на экране5. Я боялся, что меня могут обвинить в том, что коммунисты показаны мало конкретно и русская революция не показана, в то время как она имеет тесную связь с революцией на Украине. Я считаю, что все показано, что тут все есть, но тут нужно сказать словами из "На дне": "Веришь, есть бог; не веришь — нет бога" 6. Пугает ли меня как автора произведения такое выступление? Нет, я люблю, когда люди волнуются, возмущаются, ибо они, хотя и подерутся, но к какому-то выводу прпдут. Товарищ редактор говорит, почему мать над могилой стояла, будто она заранее знала, что сына привезут. Каждая мать, у которой есть сын на войне, "всегда стоит над вырытой ямой. Это не символика, а революционная действительность, а если и символика, то я ее не боюсь. Мне хотелось дать фильм о революции, причем не дворцовой революции, а революции мужика, рабочего, интеллигента, который делал революцию, а потом ничего не получил.


Количество пользователей, читающих эту тему: 6

3 зарегистрированных, 3 гостей

Онлайн: Jaime Abram Aristotle